+7 (39143) 3-10-00
663491, Россия, Красноярский край
Кежемский район, г.Кодинск,
а/я 132

Сокровища Ангары. Часть I. За пять лет раскопок в ложе водохранилища Богучанской ГЭС сделан миллион находок. 29 ноября 2012 года, электронная газета «Файл-Рф»

29 Ноября 2012
ИРАИДА ФЁДОРОВА 
собственный корреспондент (г. Новосибирск)

За пять лет раскопок в ложе водохранилища Богучанской ГЭС сделан миллион находок. Многие артефакты уникальны и даже сенсационны. Археологи говорят, что им повезло: большинство открытий осталось бы достоянием очень узкого круга, если бы не общественное внимание к строительству Богучанки.

Самая успешная экспедиция

Мало кто об этом задумывался, но факт: если бы не БоГЭС, никаких археологических раскопок в Нижнем Приангарье просто не было бы. Во всяком случае, столь масштабных, какие проводятся в Восточной Сибири сегодня. Казалось бы, мысль это простая и лежит на поверхности – чего не скажешь об артефактах, скрытых глубоко под землёй да ещё в непролазном лесу, а теперь явленных миру. Но чего греха таить – в научной среде и Иркутска, и Новосибирска до последнего дня преобладала тревога: «Успеем ли? Не уйдут ли под воду при заполнении водохранилища сокровища Ангары?»

Успели. За относительно короткий срок вскрыли гигантские площади на территории Иркутской области и Красноярского края, перелопатили тонно-кубометры земли, просеяв и отделив зёрна от плевел, исторические находки от бытового мусора, занесённого на берега реки в последние десятилетия во время половодий.

И это была только часть миссии – успеть. Сибирскому отделению РАН предстояло справиться с сугубо научной задачей, в режиме онлайн структурируя лавинообразно прибывающий материал, да ещё «разбросанный» по временной шкале: на некоторых объектах количество артефактов исчислялось десятками тысяч – от эпохи палеолита до позднего средневековья.

Заведующий кафедрой археологии Иркутского государственного университета Герман Медведев, представляя одну из уникальных находок, сделанных на острове Сосновый, отметил: «Это самая продуктивная экспедиция за всё время строительства Ангарского каскада ГЭС».

Действительно, ни при строительстве Братской, ни при возведении Усть-Улимской гидроэлектростанций столь тщательных исследований не проводилось.

Археологические работы государственной важности в ложе Богучанского водохранилища были поручены новосибирскому Институту археологии и этнографии (ИАЭТ) СО РАН – это головная организация. Иркутский госуниверситет выступает подрядчиком. Финансирует изыскания Министерство культуры и массовых коммуникаций РФ. Денег на археологические изыскания в Приангарье государство не жалеет. Речь идёт о сотнях миллионов рублей.

Дать шанс истории

«Часто спрашивают, стоит ли тратить такие большие деньги на исследования в глухой тайге: какие там могут быть история и искусство? – размышляет заместитель директора ИАЭТ СО РАН академик Вячеслав Молодин. – Ещё как стОит. И абсолютно неправильно думать иначе, потому что именно при таких раскопках мы встречаемся с памятниками, которые представляют собой богатейший пласт отечественной культуры».

Гидростроители перекрыли затворы донного водосброса Богучанской плотины только после того, как на это были получены официальные разрешения от правительства Красноярского края и Министерства культуры. И если администрации региона до начала заполнения ложа требовалось решить вполне конкретные задачи: освободить его от леса, провести санитарную очистку территории, построить дома для жителей населённых пунктов, попадающих под затопление, и перевезти людей, то Минкульту предстояло в прямом и переносном смысле копать глубже. Археологические изыскания – это, только для начала, поиск средств, подбор исполнителей, организация экспедиций… Поэтому гидростроители терпеливо ждали и отодвигали сроки наполнения водохранилища, разделяя убеждённость учёных: если есть возможность спасти хотя бы частицу истории Государства Российского – надо это сделать во что бы то ни стало.

Территория Северного Приангарья до сих пор в археологическом отношении была исследована ничтожно мало. Первые научные экспедиции наведались в эти места ещё в конце XIX века, однако последовавшее столетие добавило в картину освоения этих земель не так много штрихов.

«Таёжная зона Западной Сибири стала активно изучаться только с конца прошлого века. До этого были эпизодические работы, а системное изучение началось, когда стали добывать нефть и газ, – продолжает Вячеслав Молодин, учёный с мировым именем, один из крупнейших в мире специалистов в области археологии и древней истории Сибири. – Найти средства на исследования, организовать работу современной экспедиции не просто, так как необходимо участие геофизиков, генетиков. Однако иная ситуация сложилась вокруг Богучанской ГЭС. Работа здесь идёт активно, много открытий сделано и, уверен, будут ещё».

Масштабные раскопки начались с Кежемского района Красноярского края, где в 2010-м стали проводить комплексное исследование на 65 объектах сразу.

В 2011-м раскопки велись уже на 84 разновременных археологических памятниках, как в Красноярском крае, так и в Иркутской области.

В общей сложности было вскрыто 41 600 квадратных метров.

В этом году на 30 объектах, в том числе эпохи палеолита, средних веков и периода русских поселений археологи подняли 34 000 квадратных метров.

Летом раскопки велись на девяти знаковых объектах, среди них – Усть-Тушама, остров Сосновый, Усть-Зелинда и Усть-Зелинда-2, Усть-Кеуль-1, острова Лиственичный и Сергушкин…

По диким лесам Приангарья

В труднодоступных местах сокровища Ангары хранились надёжнее, чем в сейфе. В Европе зачастую «всё уже раскопано до нас», хотя времени у археологов, чтобы подбирать остатки – сколько угодно. В случае с БоГЭС было наоборот: времени немного, зато каждый артефакт находит своего автора – учёного.

Исследовать древние памятники приходилось на комарах, при бытовой неустроенности и – что поделать – в условиях цейтнота, зато из-под земли на белый свет слой за слоем выступала археологическая целина.

«А ты записался в экспедицию?» – этот вопрос всё чаще задавали друг другу не только учёные. Среди сибирских художников и фотографов стало модным устраивать вернисажи на тему «Как я провёл лето на Богучанке». Как в старые добрые времена, к интересному делу подключились студенты – Новосибирского, Томского, Омского, Алтайского, Абаканского, Братского, Иркутского, Кемеровского государственных университетов, нескольких педагогических вузов, сотрудники краевого музея Красноярска.

И если в 2010-м в полевых работах было задействовано около 900 человек, то через год на берега Ангары пришла уже тысяча организованных «охотников за древностями». А этим летом на поиски артефактов отправились аж полторы тысячи человек, не лишённых склонности к таёжной романтике и надеющихся совершить небывалое археологическое открытие в зоне БоГЭС. Надежды многих старателей от науки оправдались.

И всё же найти что-либо – хоть и важно, но полдела для истинного исследователя. Кропотливая работа будет продолжаться в лабораториях института СО РАН как минимум пять лет, а то и все десять.

Хранители древностей из многих ведущих музеев мира могли бы позавидовать его сотрудникам. Своими руками «первопроходцы» истории Сибири заполняют сегодня её доселе пустовавшие страницы.

Окончание следует

Источник: http://file-rf.ru/analitics/762

Версия для печати