+7 (39143) 3-10-00
663491, Россия, Красноярский край
Кежемский район, г.Кодинск,
а/я 132

Станция на всю жизнь - Байкальские вести -17-23 ноября 2014 года

17 Ноября 2014

Станция на всю жизнь

В конце октября жители города гидростроителей и энергетиков Кодинска отметили круглую дату – 40 лет с момента высадки первого десанта строителей треста «БратскГЭСстрой» на ту самую площадку, где позднее был построен причал, аэропорт и поселок Временный.

Сквозь тайгу

Среди тех, кто празднует сегодня, немало тех, кто помнит Кодинск – крохотной заимкой, на месте станции и ЛЭП - бескрайнюю глухую тайгу и голые скалы. Зинаида Павлива приехала на Ангару в 1968 году техником-геологом, исследовать Тагарское железорудное месторождение, но вскоре перешла в группу, искавшую створ для новой ГЭС.

- Шел конкретный выбор створа плотины, было очень много работы, - рассказывает Зинаида Павлива, у которой на стройке работала вся семья. - Геологи готовили месторождения стройматериалов, чтобы ничего не возить. Исследовали камень, который пойдет в насыпь плотины, проверяя его прочность, и сможет ли он не развалиться от воды, определяли его запас, хватит ли его на плотину. Разрабатывали и исследовали гравийно-галичные месторождения, которые шли для бетона. Гидрологи по всему руслу плотины занимались течением реки. Гидрогеологи занимались бурением скважин в плотине. Бурили эти скважины, цементировали, чтобы по трещинам узнать устойчивость породы под строившуюся бетонную махину. Коллектив был большой, мобильный. Люди приезжали из разных уголков страны. Даже был целый отряд чернокожих студентов из института Дружбы народов, они были синенькие, коричневые и с ними было настоящая принцесса. На материалах строительства нашей ГЭС сделано очень много диссертаций, потому что необычный выбор створа. Сначала предполагалось, что створ будет в районе Мурского порога там и Ангара уже и скала прочнее. Но там обнаружили Горевское свинцово-рудное и Васильевское золоторудное месторождения, которые нельзя было затопить.

Другому ветерану, Александру Зубареву, исполнилось 82 года. Сорок лет назад он был водителем бензовоза в тресте «БратскГЭСстрой», возил топливо из Братска на Кодинскую Заимку по единственной дороге, пробитой через болота и заснеженный лес. Именно Зубарев заправлял дорожную и строительную технику.

- Пробивать зимник начали в 1975 году, - вспоминает ветеран. - До Червянского тракта двигались с остановками – вокруг болота, ждали, пока подмёрзнет, чтобы могла пройти техника. Затем шли по «царскому тракту» вдоль Ангары. Километр за километром наши бригады пробивали путь через тайгу. Дорога проходила через села Дворец, Пашино, Проспихино. Открыли движение зимой 1976 года. А уже к весне перевезли тысячи тонн оборудования для будущей стройки, бензина, продовольствия. В том же 1976 году построили причал, и речники гидроотряда доставили первый груз по реке.

Звучит просто: доставили груз по реке. На самом деле это была сложнейшая операция, ведь на 380 километрах водного пути речники специализированного «Гидротехотряда» насчитали 30 труднопроходимых участков. Ни Енисейское, ни Восточно-Сибирское речное пароходство не взяли на себя ответственность за обслуживание участка от Усть-Илимска до створа будущей Богучанской ГЭС, поэтому гидростроителям пришлось все вопросы решать самим. Даже в тех случаях, когда Усть-Илимская ГЭС ненадолго увеличивала сброс, и уровень воды в реке поднимался, ни один рейс не обходился без пробоин, помятых бортов и сорванных винтов. Тем не менее, стройку снабжали всем необходимым – вплоть до молока и детского питания, которое возили по приказу директора «БратскГЭСстроя» Юрия Ножикова специальной машиной.

Приходилось преодолевать не только погоду, расстояние, технические и экономические проблемы, но и банальное человеческую лень. Бывший прораб Петр Савин долго боролся за соблюдение техники безопасности.

-Молодого мастера не очень то и слушались те подчиненные, кто был постарше, - рассказывает бывалый строитель. - Как взрывы – старики в балок и играть в домино. На уговоры не поддавались, угрозы не слушали. Вот в очередной раз дали сигнал, пошел взрыв, а я залез повыше балка и кинул на крышу горсть земли… Мужики оттуда кто как выбегал, даже ползком кто-то выбирался. С тех пор первые помощники по технике безопасности стали. Но одного никак не мог из балка на время взрыва выгнать. Как взрыв идет, он обедал и отдыхал - топчан себе соорудил и полеживал. Однажды обед дома забыл и поехал со всеми в столовую. А в это время взрывы шли. Приехали со столовой, а балок его разбит, где топчан был – дыра от огромного камня, вот как взрывом его отбросило. Больше на время взрыва ни в каком балке не оставался, подальше со всеми отходил.

Годом позже, в 1977-м, началось строительство Кодинска, будущего города гидростроителей. Зинаида Аверченкова приехала на строительство Богучанской ГЭС как и сотни других ее ровесников - по комсомольской путевке. Работала штукатуром-маляром, позже переучилась на крановщицу. Строила жилые дома и детские сады.

- Когда в первый раз поставила сваи - это случилось при строительстве детского сада «Сказка» - вот тогда и поняла, что эта работа – моя судьба. Потом перешла на стройку самой станции. Тогда не было ни раций, ни пультов. По жестам определялись, что нужно было делать, - не без зависти к молодым коллегам говорит ветеран. - Тяжелое было время, но очень хорошее. С работы уходили с чувством удовлетворения.

Кто знает – может быть именно это «чувство удовлетворения» от совместного труда и удержало в Кодинске почти всех его жителей даже в те времена, когда строительство свернули, а мощные краны и самосвалы надолго встали на консервацию. Инженеры и проектировщики, монтажники и строители осваивали новые сельскохозяйственные специальности, жили наполовину с собственного огорода, но стройку не бросили. Верили в возрождение – и дождались победного рапорта.

Назло Рейгану

Впрочем, «дождались» - неправильное слово. Приближали, как могли – это будет вернее. Председатель профсоюзного комитета Богучанской ГЭС Николай Ювкин прошел на станции путь от первого кубометра до первых киловатт, от рядового бетонщика до начальника участка.

- Я приехал в Кежемский район в августе 1979 года, - рассказывает Николай Иванович. - Добирался «и по суше, и по морю» - на поезде до Карабулы, на автобусе до Богучан, и уже на старой доброй «Заре» (так называли теплоходы, курсирующие по Ангаре) прибыл в поселок Временный. Если честно, первое впечатление от города было аховым. Вокруг только тайга и грязь. Никаких домов и тем более магазинов – «леса, леса вокруг». Хотя во Временном, где, собственно, мы и жили, были и общежитие (уже позже в Кодинске появились так называемые «вахтовки»), и столовая, и магазинчики, и даже парикмахерская и баня. Платили на стройке всегда хорошо, так что к 1985-1986 годам мы постепенно стали и «жирком обрастать». Без преувеличения можно сказать, что все жили большой дружной семьёй. Даже во времена кризиса мы находили выход - вот когда расцвела система взаимозачёта. И ничего, и прокормились, и в люди выбились. И развлекаться при этом умудрялись. Помню, было дело, сожгли чучело Рейгана на берегу Ангары - холодная война, как-никак, а каждый из нас - пламенный патриот...

Были у стройки и далеко не безоблачные времена - особенно 90-е годы - в стране путч, волнения, и на нас это весьма отразилось. Особо запомнился (не в радостных тонах) промежуток с 1998 по 2004 год - самый тяжёлый период ГЭС, её банкротство. Стройка неумолимо угасала, начали уходить и наша вера, и наши силы. Доходило до того, что питались только хлебом, картошкой и капустой, да еще тем, что дали тайга и река, и было всё нараставшее желание всё бросить. Но, хотя в стране и был полный ералаш, стройка никогда не останавливалась - мы работали, несмотря ни на что.

И ведь еще десять лет назад мало кто верил в успешное завершение строительства. Просто потому, что в 2004 году никакого строительства не было. Возобновилось оно только благодаря тому, что после длительных переговоров с участием федеральных и краевых властей о совместной достройке станции смогли договориться две компании: лидер российской гидроэнергетики «ГидроОГК» (с 2009 года ОАО «РусГидро») и лидер отечественной и мировой цветной металлургии ОК РУСАЛ.

- Подписанное в мае 2006 года соглашение о создании Богучанского энерго-металлургического объединения еще не получило должной оценки, - считает генеральный директор ОАО «Богучанская ГЭС» Всеволод Демченко. – Помимо того, что в соответствии с этим решением была достроена крупнейшая электростанция и построен самый современный в стране алюминиевый завод, этот проект дал старт проекту освоения Нижнего Приангарья. По сути, инвесторы БЭМО решали свою задачу, а решили государственную, развернув экономические и социальные процессы в Красноярском крае от стагнации к развитию. Богучанская ГЭС и БоАЗ – пример того, как комплексный подход к решению экономической задачи, объединение усилий государства и частной компании, может привести к выдающемуся результату.

Действительно, никак иначе уже достигнутые результаты оценить нельзя. Для схемы выдачи мощности Богучанской ГЭС построены 1100 км ЛЭП напряжением 220 и 500 кВ, построены и реконструированы шесть подстанций. С момента пуска первых агрегатов БоГЭС выработала 12,2 млрд кВт*ч электроэнергии. Даже сейчас, до выхода на проектную мощность и ввода в строй всех объектов строительства, Богучанская ГЭС – крупный налогоплательщик: за 9 месяцев 2014 года выплачено более 1,3 млрд рублей в федеральный и краевой бюджет. Между прочим, все доходы бюджета Красноярского края на 2015 год – это 148 млрд рублей.

Но есть ведь и такие составляющие строительства, которые нельзя оценить конкретными цифрами налоговых отчислений. Инвесторы проекта БЭМО – каждый в зоне своей ответственности – вкладывают средства в развитие системы здравоохранения, профессионального и дополнительного образования, возведение спортивных объектов и многое другое. РУСАЛ построил рядом с новым заводом и новый благоустроенный поселок, начала подготовку специалистов-металлургов. Не реже раза в год Кежемская районная больница получает от «РусГидро» комплект современного высокотехнологичного медицинского оборудования. Центр дополнительного образования Кодинска получает подарки даже чаще, но и сам приносит энергетикам большую пользу: в рамках одного из проектов «РусГидро» ЦДОД ведет подготовку будущих инженеров-энергетиков. Семь выпускников «Энергокласса», поступившие в технические вузы – это будущее российской энергетики.

Константин Зиновьев,

Специально для «Байкальских вестей»

Скачать


Версия для печати